Тоталитаризм и демократия
Тоталитаризм и демократия
Страница 9

Второй вопрос, наиболее важный: может ли в противостоянии демо­кратии и КПСС формироваться гражданское общество? Иными слова­ми, придем ли мы к реальной политической демократии одновременно с формированием гражданского общества, или осуществим скачок к политической демократии, в чем-то декларированной, на базе деструктурированного общества, которое было порождено тоталитаризмом.

Борьба вокруг этих проблем происходила в период эрозии и разложения тоталитарной системы. После ее краха реально начался посттоталитарный этап, который, если слово «де­мократия» понимать в западном смысле, нельзя назвать однозначно демократическим. Разгромив путчистов, демократия выиграла архиваж­ный бой, без которого никакое дальнейшее движение к демократии было бы вообще невозможно. Но сказать, что у нас победила демокра­тия как политическая система, как определенная система взаимодейст­вия общественных сил, крайне преждевременно.

Что, собственно, является нашей приоритетной целью: демократия или рынок? В западной политологии утвердилась мысль: демократии без рынка не бывает! Невозможно строить демократию не строя рынок, а строить, рынок, не строя демократию, вполне можно. Если фор­мируется рынок бюрократическо-монополистического тина, как во мно­гих странах «третьего мира», то в этом случае он и предпосылок для демократии не создает. Поэтому было бы в высшей мере опасным, если бы в сознании нашего общества формирование рынка представи­лось как ключевая, приоритетная задача, в отношении которой все ос­тальное является чем-то подчиненным и производным.

Ни о какой «левизне» в старом, коммунистическом смысле сло­ва речи быть не может. В действительности была крайняя «правизна», если говорить общепринятым языком. Роль левых сил должна быть ролью корректирующей. Это должка быть функциональная позиция, а не защита своих поло­жений, однозначно противопоставленных тому, что стремится реализо­вать возникшая посттоталитарная власть. Поле такой деятельности есть, и оно достаточно широкое. К примеру, каково должно быть отношение левых демократов к ущемлению законодательной власти под предло­гом повышения эффективности власти исполнительной вместо их па­раллельного совершенствования как единственно возможного способа формирования реальной демократии? Как относиться к тому, что по-прежнему в тумане перспективы образования независимой судебной власти и, более того, есть немало признаков торжества «революцион­ной целесообразности» над правом? Что, скажем, представляет «полная от законодательства свобода» действия В.В.Путина? Понятно, когда это необходимо для демонтажа старых структур и проведения конкретных реформ, но вызывает вопросы не­определенность их правового статуса и полномочий, не говоря уже о том, что должны быть ясны правовые критерии для выбора тех обла­стей, куда назначаются представители российского Президента. Види­мо, левые силы должны были как-то реагировать на все эти (и другие) проблемы. Здесь и должна проявляться их корректирующая функцио­нальная роль в процессе становления нашей демократии.

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11 12 13

ЗАКЛЕПКА , крепежная деталь неразъемного соединения.

УАЙЕТ (Wyeth) Эндрю (р . 1917), американский живописец, почетный член Российской АХ (1992; почетный член АХ СССР с 1978). Картины ("Молодая Америка", 1950) отличаются эмоциональной сдержанностью и лирической мягкостью, показывают значительность простых, обыденных явлений народной жизни.

СИРИН , в русской мифологии чудесная райская птица, обладающая чарующим голосом. Изображается в виде птицы с женской головой. Происходит от греческих сирен.



Copyright © 2021 www.politicaledu.ru